Мыслитель

Про скульптуру Огюста Родена (1840-1917) «Мыслитель». 

The Gates of Hell

The Gates of Hell

В Филадельфии мы оказались ветряным январским днём абсолютно случайно. В музее Родена — еще случайней.  Большой, величественный, «Мыслитель» встречал нас издалека. Мы — с тремя детьми. Остановились. Сфотографировались. Дети скорчили смешные лица. Я замерла от восторга и радости…

Сразу поясню, что «Мыслителей» несколько. Изначально он был частью другой большой скульптуры «The Gates of Hell», создаваемой Роденом для Музея декоративных искусств.

The Gates of Hell, D'Orsay

The Gates of Hell, D’Orsay

Первый «Мыслитель» был около 70 сантиметров в длину (позже будут созданы более массивные версии) и назывался не Мыслитель, а Поэт. Стечение обстоятельств отделило его от «погибающих собратиев»: однажны скульптуру выставили отдельно, что положило начало её «независимой карьеры». Сегодня громадный «Мыслитель» встречает посетителей парижского Le Musée Rodin, другой вариант можно увидеть в D’Orsay, третий — у дома скульптора в Мёдоне, четвертый — в единственном музее Родена за пределами Франции — в г. Филадельфии, США, где его видела я. Но скульптур этих еще больше (около двадцати, по-моему), больших и маленьких, разбросанных по всему миру.

 

"Мыслитель" у входа в Музей Родена в Филадельфии

«Мыслитель» у входа в Музей Родена в Филадельфии

«The Gates of Hell», или «Врата ада», Огюст Роден создал по мотиву «Inferno» («Ад»), первой главы «Божественной комедии» Данте Алигьери. В ней тридцатипятилетний Данте, «прошедший свою жизнь наполовину» и ведомый поэтом Августовского века Вергилием, проходит девять кругов страданий ада внутри Земли. Аллегория всей «Божественной комедии» в том, что душа стремится к Богу, а первая глава описывает признание и отклонение грехов.
Стоя у ворот ада, «по другую сторону которых не следует иметь никаких надежд», Данте замирает, впадает в раздумья. Он видит души «отшельников»: тех кому не нашлось места ни в раю, ни в аду, ибо они прожили посредственную жизнь. Он, находящийся в свойственных каждому поэту душевных скитаниях и увековеченный всевозможными телесными ранами, начинает писать о высоком. Так, по крайней мере, это интерпретирую я. Ибо для того, чтобы научиться мыслить свободно; для того, чтобы увидеть свет, нужно познать и тьму. 

The Thinker (1879–1889) François Auguste René Rodin

«Мыслитель» Родена

…В Филадельфии мы оказались ветряным январским днём абсолютно случайно. В музее Родена — еще случайней.  Большой, величественный, «Мыслитель» встречал нас издалека. Мы — с тремя детьми. Остановились. Сфотографировались. Дети скорчили смешные лица. И он смотрел на нас, нижестоящих, и не смотрел одновременно. И мы себя чувствовали маленькими, очень-очень маленькими. И тогда я, не бесхитростно, повела детей в музей — греться. Пока они бродили по залам, отограевая околевшие ноги и руки, я рассказывала им известные мне истории о французском скульпторе. И наслаждалась силой искусства: отогреть, воодушевить, вдохновить. Муж только улыбался: он-то сразу раскусил мою идею пойти в музей «за теплом». Говорят, скульптура получилась такой успешной, потому что, создавая Данте, Роден создавал самого себя. Может быть, это так. А может быть, он создал каждого из нас: тех, кто проходит свою жизнь, стремясь к бесконому свету.

Подписаться на блог

Укажите e-mail, чтобы получать уведомления о новых записях.






Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Google+