Прага Марины Цветаевой (выдержки из эссе Петра Вайля «Шкода ласки»)

Прага Марины Цветаевой (выдержки из эссе Петра Вайля «Шкода ласки»)

книга Вайль Стихи про меняЕсть у Петра Вайля (1949-2009) восхитительная книжка «Стихи про меня». В ней — 55 русских стихотворений XX века, каким-то образом повлиявших на жизнь автора. За каждым — ёмкое, многогранное эссе-воспоминание.

Так «Тоска по родине! Давно…» Марины Цветаевой — отправная точка эссе «Шкода ласки». Название неспроста: в пригороде Праги есть одноименный ресторан. Прожив последние годы жизни в столице Чехии, Вайль «проводит» читателя по цветаевским местам так искусно и увлекательно, что с его литературной экскурсией  не сравнится ни одна реальная. Предлагаю Вам выдержки из этого эссе.

…Экскурсия по цветаевской Чехии займет день, завершившись ужином в Збраславе, южном при­городе Праги, в ресторане «Шкода ласки». Где еще есть питейно-пищевое заведение с названи­ем «Жалко любви»?

3a

Начать надо с Карлова моста, где стоит рыцарь Брунсвик с золотым мечом, тот «Пражский рыцарь», которого Цветаева вспоминала годами, чью фотографию просила прислать в письмах своей чешской приятельнице Анне Тесковой.

Именно с этой точки моста при взгляде на Малу Страну открывается, может быть, самый захватывающий не только в Праге, но и во всей Европе городской вид: гармонично громоздящи­еся башни, церкви, дома — десятиплановая ведута, составленная из готики, барокко, эклектики, модерна, под громадой Града с собором святого Витта. Экскурсоводы эту точку знают, тормозят группы, предлагают сняться. <…>

Все те места помню, все прогулки, все дорожки. Чехию — добром помню.

Брунсвик с достоинством позирует на фотофоне. Он и вправду благородно красив — «рыцарь, стерегущий реку». Кстати, то, что звучит отрешенной метафорой, — исторический факт: статуя обозначает место, где была таможня, облагавшая пошлиной перевезенные через Влтаву товары.

310447-2011-11-23-knight

Как замечательно, что у множества поэтиче­ских красот — прозаические источники. Как пе­чально, что о множестве из них нам уже никогда не догадаться. Если б я не жил в этом городе, так и считал бы цветаевской тайнописью начало сти­хотворения «Прага»: «Где строки спутаны, где в воздух ввязан / Дом — и под номером не наяву!»

В Праге Цветаева жила в доме на Шведской ули­це. Его номер — 51, но еще и 1373. Диковинная пражская особенность: двойная нумерация. На синей табличке — обычный, как во всем мире, порядковый уличный номер. На красной — арха­ика, оставшаяся с тех средневековых времен, ко­гда дома нумеровали порайонно (в Венеции по сей день только такая система). Красные номера, вероятно, в каких-то муниципальных гроссбухах значатся, но никому не нужны и в адресе не ука­зываются, однако существуют, и таблички акку­ратно подновляются, смущая непосвященных.

dum-na-svedske

Дом на Шведской 51/1373 действительно «ввя­зан в воздух» — стоит на фоне неба, на склоне горы. Не просто, а Горы — той самой, о которой «Поэма Горы» .

Petrin_Praha

В миру она называется Петршин, под ней район Смихов, где Цветаева прожила несколько месяцев. Остальное время — в деревнях. Это ведь только принято бегло упоминать: в эмиграции жила в Праге и Париже. На деле — Йиловиште, Мокропсы, Вшеноры, Кламар, Медон, Ванв. Дом на Шведской очень приличный, даже изыскан­ный, но добираться на верхотуру в 20-е было слож­но, жить там — непрестижно и неудобно. Денег же на съем квартиры в центре города не хватало.

При этом именно на Чехию у Цветаевой при­ходится самое благополучное время. Правитель­ство президента Масарика давало, как мы сей­час бы сказали, гранты русским деятелям науки и культуры, причем Цветаева получала деньги и тогда, когда переехала во Францию. Чехия вы­делила полторы тысячи стипендий Карлова университета русским студентам — среди них был Сергей Эфрон. <…>

tsvetaeva_25_1924Марина Цветаева
Чехия, 1924.

Сто тридцать девять стихотворений написа­ла Цветаева в Чехии за три года три месяца: почти по стихотворению в неделю — серьезный по­казатель душевного подъема, по крайней мере, равновесия. <…>

Душевный подъем того времени связан с Кон­стантином Родзевичем — возможно, главным любовным приключением в жизни Цветаевой.

Слева крайняя — Марина Цветаева.
Сзади слева Сергей Эфрон. Справа — Константин Родзевич.
Прага, 1923.

Об этом романе — «Поэма Горы» и «Поэма Кон­ца». <..>

Самый счастливый период моей жиз­ни — это… Мокропсы и Вшеноры, и еще — та моя родная гора.

Неутомимый ходок, Цветаева прошагала все окрестные холмы и долины. За день до родов прошла пешком до замка Карлштейн и обратно.

Вот еще счастливое в Чехии — рождение Мура в 25-м. И появился он на свет, словно в созвездии удачи. Родился во Вшенорах возле виллы Боженка <…> и отодвинул всех в жиз­ни Цветаевой: не за мужем и дочерью она уехала в СССР, а вместе с сыном.

ts-001392
Сергей Эфрон, Марина Цветаева с Георгием (Муром) и Ариадна Эфрон.
Вшеноры (Чехия), 1925

Из Вшенор в Прагу можно вернуться на поез­де, как ездила Цветаева. Белое низкое здание вокзала — то же, без изменений.

Vsenory

Вдоль него она вышагивала в воображаемом ожидании Пастер­нака: «Ходила взад и вперед по темной платфор­ме — далеко! И было место — фонарный столб — без света, сюда и вызывала Вас — Пастернак!» Среди шпал — маки, куда более чахлые и блед­ные, чем в округе, видно, действуют железнодорожные миазмы.

<…>

В завершение экскурсии, как было обещано — ужин. Лучший в Збраславе ресторан — на глав­ной площади. Называется «Шкода ласки» — «Жал­ко любви».

В этом доме родился и жил компози­тор Яромир Вейвода, автор всемирно известной польки «Skoda lasky»<…>, которую в рестора­не охотно заведут, если попросишь. Если не по­просишь — тоже: «Жалко любви, которую я тебе дала. / Так бы всё плакала и плакала. / Моя мо­лодость унеслась, как сон. / От всего, что было, в сердце моем только память».

© Петр Вайль, 2006.

Подписаться на блог

Укажите e-mail, чтобы получать уведомления о новых записях.






Google+