Монохромная пятница (Выпуск IV, «Италия»)

Монохромная пятница (Выпуск IV, «Италия»)

Эта монохромная пятница посвящена Италии. То ли оттого, что в попытках научиться по-человечески готовить, я давеча пролистала добрую стопку кулинарных книг, а там все самые аппетитные рецепты — итальянские. Или из-за того, что на этой неделе сестра пуще прежнего щебетала мне в уши свои планы снова побывать в Италии (так колоритно, что я и сама загорелась). То ли потому, что пару дней назад перечитывала «Венецианские стансы», а главное, «Лагуну» Бродского. «Адриатика ночью восточным ветром / канал наполняет, как ванну, с верхом…» Ах!

Италия всегда ассоциируется со счастьем и торжеством жизни. Оно — во многовековых скульптурах, смотрящих  свысока и, одновременно, с завистью: ты-то — не каменный. Во фресках Джотто и изысканных архитектурных ансамблях. В простом великолепии жареных цветков кабачка-цукини и самого вкусного, самого желанного мороженого на свете: желатто. А еще — в море, в горах, в звездах. В горных дорогах и тропах, которые что кольца, нанизанные на игрушку-пирамидку, и ты едешь по ним, и дыхание замирает от страха и восторга. Так покорен, так сосредоточен, что даже не успеваешь словить себя на мысли, что очень счастлив.

В общем, сегодня только об Италии.

1. Не бойся путешествовать одна

Фотографию «Американка в Италии» из серии «Не бойся путешествовать одна» (англ. «Don’t be Afraid to Travel Alone») сделала фотограф Рус Оркин в 1951 году. Со своей моделью — другой американкой Джинкс Аллен — Рус познакомилась в дешевом флоренцийском хостеле. Обе были молоды, обе приехали в Италии solo, оба там останавливались. Когда много лет спустя у Джинкс спросили, есть ли в этом снимке какое-то уничижение женской половины человечества (мол, слишком много внимания), она возмутилась: «Эта фотография о том, как хорошо путешествовать в одной!»

ruth

© Ruth Orkin, 1951

 2. Лицом к лицу с историей

Привлекательный Марс вознел свой взгляд на базилику Сан-Марко в Венеции и вот уже пятое столетие смотрит вверх на недосягаемых богинь. Создал его скульптор Якопо Сансовино (1486-1570), а сфотографировал Херберт Лист в 1939 году. 

Herbert List

© Herbert List, 1939. Magnum Photos

3. «Рот правды»

Ну нельзя в Риме нельзя не отправиться к историческому памятнику «Bocca della Verita», или «Рот Правды». Простоять в очереди как минимум пятнадцать минут на удручающей жаре, чтобы доказать своему супругу, что Вы — глаголите ничего, кроме истины. И обязательно сфотографироваться — чтобы не забыл. Согласно легенде, лжец, положивший ладонь в рот всевидящей фигуры, потеряет целую руку. Прославил её фильм «Римские каникулы» с Одри Хепберн в главной роли.

Мы были. Сфотографировались. Руки на месте. Значит, все работает! 

Herbert List_3

© Herbert List, 1949. Magnum Photos

4. «Римские каникулы»

А вот и сцена из фильма. Так, чтобы напомнить, как хорошо быть влюблённым в Италии/-ю.

Кадр из фильма «Римские каникулы»

4. Фонтан всех влюблённых

Фонтан ди Треви, построенный в XVII веке скульпторами Бернини и Пьедро да Кортона, мелькает в одном моем стишке. И не просто так, а потому что сеньор Нептун в его изголовье за день насмотрится на столько влюбленных пар, бросающих к его ногам дань в надежде вернуться, что у него просто сил на всех не хватает. А нас он заметил…

Фото сделано Стивом МкКарри в 1994 из окна отеля напротив; я, признаюсь, позволила себе его слегка «очернобелить».

NYC9059
© Steve McCurry, 1994. 

5. Охмылённый художник учится танцевать

А помогает ему в этом русская балерина Ольга Хохлова. В 1917 году вместе с артистами «Русских сезононов» в Рим приехал Пабло Пикассо. Красавица Ольга быстро очаровала жаркого испанца: совсем скоро он возьмется писать её портрет, дабы убедить русских аристократов выдать дочь за художника. Брак будет многосерийным, а любовь — короткометражной. Но на этом снимке у них за окном Рим, всё ещё впереди, и они счастливые.

tumblr_mnh94xmD4Z1qcoq03o1_500
Пабло Пикассо и Ольга Хохлова, 1917

6. Озадаченный зритель

В 1953 году в Милане состоялась большая реткроспектива жаркого испанца Пабло. Рене Бури сделала хороший снимок: гостей было много, некоторые уходили озадаченные. Путь искусства долог: придет время, поймут.

PAR148871

7. О, Сальвадор!

Безумный гений, или — скорее — гениальный безумец, который заявлял «что не пользуется наркотиками, так как сам таковым является», в Венеции в 1961 году. Уверена: Сальвадор «без маски» был совершенно другим человеком. Вот только таким его мало кто знал. Если только супруга Гала, для которой, он писал не только картины, но и стихи«…глаза той Прекрасной Дамы, / самой прекрасной дамы, / что я называю Гала…» 
Salvador Dali, 1961 : Сальвадор Дали, 1961
Сальвадор Дали в Венеции, 1961. 

8. «Letum non omnia finit»

А вообще, нельзя рассказывать об Италии, не вспомнив Венецию. Как нельзя вспомнить Венецию, не упомянув «того, кто там спит»: Иосифа. В самой славной компании: и Дягилев, и Стравинский… А еще «мой сосед» Эзра Паунд (еще полгода назад мы жили в двух шагах от его дома в Лондоне), но Бродский считал, что «он сначала писал замечательные стихи…», а потом…

На задней стороне надгробия, строка из Проперция «Letum non omnia finit», которую, по словам Петра Вайля (тоже теперь почивающего на Сан-Микеле), выбрала Мария Бродская. «Со смертью все не кончается».

Так и есть. 

© Christine Zenino, 2012

 

Подписаться на блог

Укажите e-mail, чтобы получать уведомления о новых записях.






Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Google+