Долгожданный «Поцелуй»

Нашу встречу я предвкушала много лет.

Пришла с французского, заварила крепкий чай с бергамотом, забросила в чемодан одежду и косметику. Спать не ложилась: предрассветный рейс, в аэропорту нужно быть в три утра. Полусонный водитель сетовал о прерванном сне, осени, неожиданно подкравшихся морозах… А я была счастлива: мы вот-вот встретимся.

Эгон Шиле «Влюбленные» (Автопортрет с Уолли), 1914-1915

Много лет назад в музейной лавке лондонского Тэйт-Модерн я выбрала три автора, с которыми хотела «познакомиться». Они, продолжающие жить во плоти собственных холстов и рисунков, «лежали» на столике в несколько длинных рядов. То есть, конечно же, лежали книги. Я, ничего на тот момент в искусстве не сведущая, выбирала по красоте картинки на обложке. Де Лемпика. Шиле. Климт.

de_lempicka_schiele_klimt

Увлечение польской парижанкой Тамарой оказалось мимолетным, а вот с прекрасными австрийцами Эгоном и Густавом завязался долгий, трепетный роман.

embrace
Эгон Шиле «Объятия» («Влюбленные II»), 1917, Belvedere

Вена встретила холодно, но приветливо — своему народу под стать.

За окном светалось, дождя не было, но чувствовалось: собирается. Таксист, умиленный моими попытками беседовать на немецком (а также подхваченной в Англии привычкой за все извиняться и обо всем сожалеть), начал рассказывать о жизни в стране, которая, как оказалось, нова для него самого. Четыре года назад он приехал в Австрию из Сирии, несколько месяцев назад перебрался в Вену, а таксистом и вовсе работает всего две недели. Услышав, что мое свидание с городом продлится только один день, он в сердцах предложил провезти меня по основным достопримечательностям в качестве подарка. (Какой бы долгожданной не была эта встреча, она коротка: лечу по делам в Афины, а из белого города нет прямого рейса, поэтому — вынужденная пересадка).

Два часа мы ездили по полупустым улицам, наблюдая, как просыпается бледнощекая Вена. Как сонно, но подвижно она наводит утренний марафет: открывает уютные кафе, моет модные витрины, подметает тротуары…

vienna

Я, не спавшая ни часу, пыталась вобрать в себя ее великолепие. Худощавый Мохаммед, отработавший к этому моменту добрых двадцать часов, с юношеским энтузиазмом делился красотами своего — ли? — города. В Сирии он был бизнесменом, в Вене прежде всего — эмигрант. Эмигрант, ищущий отраду собственному одиночеству. Когда-то мне было очень знакомо это чувство…

К 10 утра я добралась до дворца Belvedere.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
Дворец Belvedere в Вене

На входе в верхнее крыло, как одинокий рыцарь, меня встретил полтораметровый надувной человечек Джеффа Кунса, зеленый, не самый дружелюбный.

jeff-koons_hulk_friends

«Неожиданно,» — подумала и, минуя заманчиво-красочную музейную лавку, поспешила на первый этаж. Мое волнение росло с каждым шагом, с каждым увиденным полотном.

klien_vogel_400
Эрика Джованна Клин (нем. Erika Giovanna Klien), 1939, Belvedere

В Верхнем Белведере хранится широкая коллекция холстов Климта, по-моему, самая большая в мире. Да и многие лучшие холсты Шиле тоже здесь. Некоторые я видела в рамках прошлогодней выставки «Портреты в Вене, 1900-е» в Национальное галерее. Тогда я улыбалась, прищуриваюсь, как от солнца: ну, здравствуй.

the-family-1918
Эгон Шиле «Семья», 1918. Об этой картине я писала здесь

«Поцелуй» висел за большим пуленепробиваемым стеклом на темно-зеленой стене.

Gustav_Klimt_016

Густав Климт «Поцелуй», 1908

Совершенный до последнего мазка и, одновременно, абсолютно небрежный. Узоры не вымерены, а нанесены как бы на скорую руку. Приглядевшись, видны все «изъяны» да «погрешности»: предшествующие масляные слои и даже контуры в карандаше. Тем не менее, ты смотришь на это иконоподобное творение в золотом одеянии и не можешь удержать слез. Как будто перед тобой — настоящая любовь: неисчерпаемая нежность, украшенная узорами пройденной вместе жизни, печалью и радостью, успехом и потерями… Глубокая, откровенная, робкая, совершенная любовь.

И нет тебя, почувствовавшего это, счастливее.

kunsthistorische museum vienna

А еще я успела побывать в Kunsthistorisches Museum, где в 1890 году Густав Климт с братом расписал стены (см. фото выше), и Leopold Мuseum, где хранится самая большая коллекция работ Шиле. Об этом тоже как-нибудь Вам расскажу…

Подписаться на блог

Укажите e-mail, чтобы получать уведомления о новых записях.






Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Google+