Женщина в золотом

Пока в кинотеатрах идёт фильм «Женщина в золотом» о борьбе наследницы за экспроприированный нацистами портрет своей тети Адели Блох-Бауэр кисти Густава Климта, я решила навестить оригинал картины в нью-йоркской Neue Gallery, где до 7 сентября также выставлены  личные вещи, фотографии и зарисовки к портрету.

Сегодняшний пост включает фотографии с выставки, рассказ о моем визите и том, кому действительно принадлежит эта картина.

женщина в золотом картина

Густав Климт «Портрет Адели Блох-Бауэр I»(1907)

Жаркий нью-йоркский полдень, четырнадцатый день мая, четверг. Очередь в галерею немецкого и австрийского искусства  Neue Gallery New York растягивается от входа на углу 86-й улицы вдоль по пятому, музейному, авеню. «Минут тридцать придется подождать», — объясняет плотный темнокожий секьюрити. После выхода фильма «Женщина в золотом» на встречу с прекрасной Адель Блох-Бауер, запечатленной Густавом Климтом на большом квадратном (138 x 138 cm) холсте в 1907 году, спешат все ценители искусства.  Я не исключение…

женщина в золотом картина

Вывеска  на пятом авеню. Очередь в галерею прерывается у парадной дома номер 1045 и начинается снова. © ПП

Американская прописка у еврейской австрийки относительно недавно: с 2006 года. До этого на протяжении десятилетий она слыла жемчужиной венского дворца Belvedere, экспонаты которого принадлежат австрийскому государству (о моем визите в Belvedere — здесь). Фильм «Женщина в золотом» британского кинорежиссера Саймона Кёртиса с Хелен Миррен в роли племянницы Адель Марии Альтман (1916-2011), рассказывает историю возвращения картины семье Блох-Бауэров, бежавших из Австрии во время Холокоста и в конечном счете обосновавшихся в Калифорнии.

«Я не хочу, чтобы картина покинула Австрию, — призналась Мария Альтман в 2004 году журналисту газеты Chicago Tribune. — Я просто хочу справедливости.» На протяжении долгих лет она пыталась наладить диалог с Австрией о возвращении изъятых фашистами предметов искусств (или адекватной компенсации), но все усилия были тщетны. Пока в 2000 году Альтман не засудила Австрию — и — шесть лет спустя — выиграла. Пять картин кисти Густава Климта, включая первый портрет Адель Блох-Бауэр, a.k.a «Женщина в золотом», были переданы 88-летней наследнице.

женщина в золотом картина

Мария Альтман на фоне первого портрета её тети Адель Блох-Бауэр, a.k.a. «Женщины в золотом», который Густав Климт закончил в 1907 году. © Lawrence K. Ho, Los Angeles Times

Не нужно объяснять, каким громогласным было судебное дело. Речь шла о шедевре, ассоциирующимся с Австрией, визитной карточке главного государствнного музея, своего рода венской «Моной Лизой», если хотите. Австрийское рекламное агентство Gewista тот час поместило «Женщину в золотом» на городские билборды: «Не стало Адель! Всё, что нам осталось, — поместить её на рекламный плакат…»

женщина в золотом картина

Адель Блох-Бауэр была единственной, кого Густав Климт писал дважды. Супруга чешского сахарного барона Фернандина Блох-Бауера, она слыла организатором венских салонов, покровительницей искусств и близким другом художника.

женщина в золотом картина

Адель Блох-Бауэр

женщина в золотом картина

Второй портрет Адели Блох-Бауэр, законченный Густавом Климтом в 1912 году. Также был возвращен наследнице после громогласного судебного дела 2006-го года и вскоре проданный на аукционе Christie’s. Находится в частной коллекции, но с 2014 с ним можно «повидаться» в нью-йоркской MOMе.

Иконоподобный портрет писался много лет. Изначально он должен был стать подарком к свадебному юбилею родителей Адели, но у художника не получилось закончить работу к сроку. Первые наброски были сделаны в 1903 году, четыре года до завершения.

женщина в золотом картина

Густав Климт «Первые наброски к портрету Адели Блох-Бауэр (I)» (1903)

Известно, что в декабре 1903 Густав Климт побывал в раннехристианской базилике Сан-Витале в Равенне (Италия) и что первый портрет Аделb Блох-Бауер создан под впечатлением от увиденных там византийских мозаик VI столетия. Таких, как образ Царицы Феодоры, святой византийской императрицы, чье имя переводится как «божий дар», а образ на древней равеннской стене — крупные серьги, корона, платья — то ли  часть костюма, то ли его украшения, то ли огибающий фигуру нимб… — не понять. А еще — большие глаза, смотрящие в упор — и мимо тебя.

женщина в золотом картина

Царица Феодора. Храм Сан-Витале в Равенне. Мозаика 538-547 гг. 

А теперь всмотритесь в климтовский портрет двадцатишестилетней Адели. Фотографическая точность продолговатого лица, лебединая шея, легко и изящно сложенные у груди белоснежные ладони. Не понятно сидит эта женщина или стоит; золото обрамляет её по контуру, являясь то ли началом сложноструктурного фона, то ли продолжением безупречной шелковой накидки, то ли прямоугольником, то ли кругом… Мозаикой.

Обратите внимание на инициалы А.Б.Б. в нижнем углу. Адель. Блох. Бауер. На фирменную подпись Климта в верхней часте ровного  квадрата. На повсеместные глаза-обереги и на кофеинки-«заплатки». Портрет настолько абстрагирован от реального мира, настолько преображен (и приукрашен, и позолочен), что напоминает тотем, идол, икону. Художник использовал материалы из самых разных стран, а еще золото, много-много настоящего золота. Адель растворяется в своем обрамлении, она совершенна, хотя совсем таковой не была (хотя бы потому, что хромала). Она бесподобна.

Теперь взгляните в её глаза. Забудьте про фильм «Женщина в золотом» (если уже его посмотрели), про конфискацию, скандальный суд, возращение наследникам.  Забудьте о её возрасте и ранней смерти  (в тридцать четыре от минингита). Что Вы видете в этих больших зеленоватых глазах? Что говорят Вам эти нежные кроваво-алые губы?

женщина в золотом картина

Густав Климт «Портрет Адели Блох-Бауэр I»(1907), деталь.

Все должно было быть совершенно иначе. Согласно завещанию, составленному Адель в 1923 году за два года до своей кончины, портрет должен был попасть в австрийскую государственную коллекцию, но не сразу, а после смерти супруга Фердинанда. Когда Германия захватила Австрию в 1938 году, Фердинанду пришлось бежать, сперва в Чехию, потом в Швейцарию, а всё имущество, включая картины Климта (каковых в семейной коллекции было пять), было конфисковано фашистами. В 1941 году коллекция была приобретена австрийским государством и выставлена в Belvedere, что и позволило им утверждать: наше.

Фердинанд Блох-Бауер умер в Цюрихе в 1945 году, завещая свое имущество (в своем большинстве — конфискованное) — племянникам и племянницам, в том числе Марии Альтман. К судебному делу 2000 года Альтман осталась единственной живущей наследницей. Её обижало нежелание австрийских властей идти на диалог. Она знала — жить осталось недолго, нужно воевать до последнего.

В июне 2006 года на аукционе Christie’s был установлен рекорд: полотно, которому нет и ста лет, продано за 135 миллионов долларов. Купил его Рональд Лаудер, президент мирового еврейского конгресса и сын основателей косметической империи Ester Lauder, для своей галереи Neue Gallery. Отныне «Женщина в золотом» — американка.

Фотографии с выставки, приуроченной к выходу фильма «Женщина в золотом»

 Жаркий нью-йоркский полдень, четырнадцатый день мая, четверг. Отстояв тридцать минут в очереди, захожу в светлый зал галереи. Вместо билета выдают значок, надеваю его и поднимаюсь по изящной спиральной лестнице на встречу с Адели. Мы уже однажды виделись, мельком, во время моего первого визита в галерею. Но тогда я пришла смотреть на работы Эгона Шиле, а c «Женщиной в золотом» едва обменялась кивком-приветствием. Сегодня же я иду именно к ней. Рассматриваю её долго, дотошно, не переставая думать: вот кто действительно картина всех картин, вот кто настоящая «Мона Лиза». Роскошная, великолепная, загадочная.

Подписаться на блог

Укажите e-mail, чтобы получать уведомления о новых записях.






Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Google+