Узелки на память

Добро пожаловать в Италию, на праздник жизни, завязывать узелки на память!

В этот раз мы едем по работе и двигаемся на машине. Втроём: я, муж и наш четырехмесячный сын Сашка. У нас три дня и «вкусный» маршрут: Милан — Парма — Римини — Модена — Милан.

Улица в Римини в Италии

Piazza Tre Martiri, Римини © ПП (2017)

Рыбный ресторан, спрятанный, как платок, в манжет узкой улицы у Арки Святого Августа. Середина марта, два пятнадцать пополудни. Итальянцы отобедали, допивают кто вино, кто эспрессо. А мы с Сашкой только пришли.

Проход из арок

Должно было быть иначе: забросим вещи в отель в Римини, возьмём такси до Равены и будем бродить по тамошним мощеным улочкам, от церкви до церкви, пока не доберёмся до базилики Сан-Витале, где сто с копейками лет назад молодой Густав Климт до того впечатлился раннехристианскими фресками, что и сам стал писать, как будто его холст — мозаика.

От Римини, куда мы прибыли на трейд-шоу, до Равены — шестьдесят километров. Учитывая каверзность прибрежной дороги, это — шестьдесят минут на машине. Поднялись в гостиничную комнату и замерли от восторга: за бежевым тюлем — Адриатика. Распахнули, как сердце к любви, балкон. И давай жадно глотать морской воздух.

Вид из окна

Комната с видом на море © ПП (2017)

Гранд-отелю больше ста лет. Построенный в начале двадцатого века, он — путешествие в бель-эпоху. До начала второй мировой здесь останавливался коренной римининчанин Федерико Феллини. Возможно, знаменитый режиссёр даже сидел на обтянутой бархатом софе, у которой я пристроила Сашкину коляску, или смотрелся в это, обрамленное позолоченным деревом, зеркало. Маловероятно, конечно, ведь после войны Римини возводили из руин, а отель реставрировали. Маловероятно, но ведь возможно!

Соприкосновение с историей в самом прямом смысле слова. Похожие чувства меня одолевали только однажды: в одесской гостинице «Лондонская», где бывали и Пушкин, и Чехов, и Маяковский, и Высоцкий. Вещи обрастают историями, а потом втихаря их хранят. В питерском музее-квартире Александра Сергеевича есть диван, который стоял там много лет, притворяясь аналогом дивана поэта. А потом случайно обнаружили на нем обломки эритроцитов человека. Интереса ради сравнили с подлинными следами крови на жилете Пушкина и с локоном волос, сохранённым Тургеневым. И — сошлось! Аналог оказался тем самым диваном, на котором поэта не стало.

Отель в Римини

Il Grand Hotel di Rimini, Italy © ПП (2017)

Покормила и переодела Сашу. Собрала и провела мужа на трейд-шоу. Разобрала офисные электронные письма, провела звонки. Снова покормила и переодела Сашу. Пока вывела нас за порог, в Равену ехать было уже поздно. Поэтому мы пошли бродить по заасфальтированным улицам Римини, от головокружительной набережной в сонный центр — здесь у них сиеста — в поисках обеда.

Италия — самая «вкусная» страна на свете. Чем мы только не полакомились за эту поездку (о предыдущих визитах можно почитать здесь). В Парме откушали выдержанный сыр пармезан и парма-хэм (вяленая свинина), которые сервировали с игристым красным вином Lambrusco. Заехали в Модеру, где испокон веков производят бальзамический уксус, и купили местных снадобий прозапас — будем чествоваться по возвращению домой.

Стол перед обедом

Моденский кафедральный собор

Моденский кафедральный собор © ПП (2017)

Магазин сувениров

Магазинчик сувениров в Модене © ПП (2017)

После объедания мясом на севере Италии в прибрежном Римини хотелось рыбы. И повезло. Уселись вдвоём с Сашкой за столик на шесть персон, нарядно застеленный накрахмаленной белой скатертью. Заказали обед из морепродуктов и вина, свежего, как слезы радости. Добро пожаловать в Италию, на праздник жизни, завязывать узелки на память.

Statue Of Parmigiano, Parma © ПП (2017)

Подписаться на блог

Укажите e-mail, чтобы получать уведомления о новых записях.






Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Google+